РАСПРОСТРАНЕНИЕ ОБ ИЗДАНИИ РЕКЛАМА АРХИВ КОНТАКТЫ ПАРТНЕРЫ Classified

Логин
Войти
Пароль
Забыли пароль?

Электронная версия журнала:
# 3 (120), Апрель 2017

Посетите сайт журнала
"Дайджест Российской и зарубежной недвижимости"

Электронная версия журнала:
# 2 (119), Март 2017

Электронная версия справочника Кто Есть Кто
на рынке недвижимости
http://kek.ru

Посетите сайт справочника
"Кто Есть Кто и Что по Чём
на рынке недвижимости 2016"

СВЕЖИЙ НОМЕР ДН
Читать ONLINE!


Стоимость новостроек в Москве

Стоимость новостроек в Московской области

СВЕЖИЙ НОМЕР ДН
Читать ONLINE!






Поиск

Частичная или полная перепечатка материалов журнала осуществляется только с разрешения редакции

Кабардино-Балкария
Завтра с видом на Эльбрус

Кто-то — кажется, Чехов — говорил: "Если бы я жил на Кавказе, я бы писал только сказки". Ну, Чехова пойди пойми: свои пьесы он называл комедиями, так специалисты до сих пор спорят — почему. А что касается Кавказа, то два дня в Нальчике убедили меня: если и писать о современной Кабардино-Балкарии сказки, то непременно бытовые, в которых нет места никаким "щучьим велениям" и герои вправе рассчитывать лишь на самих себя.



Сказка о "Девичьих косах" и туристских вопросах

Так: идти тихо, говорить шепотом, посматривать вверх, держаться подальше от реки, в которую стремятся упасть изредка срывающиеся сверху камни. Горы — игрок несуетный и серьезный.

Говорят, мы, жители мегаполисов, всегда тоскуем по вертикали. Да, но по вертикали одомашненной, архитектурно выверенной, инженерно просчитанной. Вертикали Главного Кавказского хребта, северные склоны которого занимает Кабардино-Балкария — царство, в котором человек только гость, и горы сами решают, прошенный ли. Туристические буклеты свято верят в собственные слова о "нежности здешних горных очертаний" — какой же суровой, дикой на деле оказывается эта нежность!

Через полчаса прогулки по дну огромного каньона, порой сужающегося так, что, кажется, тебя вот-вот накроет каменным покрывалом, вырвавшемуся на простор (относительный, впрочем, как всегда у подножий вершин) взгляду открываются Чегемские водопады. Обычно водопад — вода, падающая сверху. Чегемские — особенные: их ледниковые воды бьют прямо из горных недр. И если вершина соседнего Эльбруса считается обителью богов и духов, то, может, и сюда они залетают — порезвиться в прохладе, испить воды из Родника молодости или погрустить о гордых горянках, не захотевших стать наложницами захватчиков и бросившихся вниз со скал. Их волосы зацепились за острые выступы, рассыпались, разметались по склонам — и навеки остались прохладными струями водопада, который народ называет "Девичьи косы"…

Стоп. Речь идет о бытовой сказке, и сказочного довольно. Теперь о быте: поездка на Чегемские водопады — отличный повод поговорить об общем состоянии дел в туристической отрасли Кабардино-Балкарии. Вскоре для этого появится особый повод, а пока — вкратце. Республика обладает воистину уникальными рекреационными возможностями. Достаточно только двух примеров: максимальная амплитуда высот здесь — более 5 500 м, и это рекорд не только для России; 18 целебных источников и лечебные грязи озера Тамбукан Нальчикского курортного комплекса неповторимы по своему составу и целебным свойствам. Не случайно в 70 – 80-е годы прошлого века этот курорт по своим пропускным способностям уступал разве только Сочи и Кисловодску. Да и сейчас санатории и дома отдыха Нальчика способны одновременно принимать до 4 400 отдыхающих одновременно, а если им, санаториям, помочь инвестиционно — то и значительно больше.

Приэльбрусье вообще в особой рекламе не нуждается: даже в самые отчаянные времена горнолыжники и альпинисты не отказывали себе в удовольствии приехать сюда, а легочные больные продолжали пользоваться советами еще основоположников медицины. Сегодня туристический комплекс Приэльбрусья представлен 25 туристическими и альпинистскими базами и гостиницами на 3 386 мест. Современная гостиница "Вольфрам" и старейшая, построенная еще в 1936 году база отдыха "Эльбрус", альпинистский лагерь "Шхельда" и новый спортивно-оздоровительный комплекс Кабардино-Балкарского университета в поселке Эльбрус, детская база отдыха "Ындырчи" и учебно-методический центр "Эльбрус" в ущелье Адыл-Су — все это туристические объекты с именами. Список же новых постоянно расширяется — в рамках Федеральной целевой программы "Развитие района Приэльбрусья Кабардино-Балкарии как международного центра туризма, альпинизма и горнолыжного спорта". Но мог бы расширяться еще активнее — будь на то воля инвесторов.

Президент республики Арсен Каноков уверен, что в недалеком будущем Кабардино-Балкария станет туристической Меккой. Увы, будущее вряд ли окажется таким уж недалеким: пока инвесторы не столько вкладываются, сколько приглядываются. С другой стороны, президентский расчет не совсем уж неверен.

Во-первых, рекреационные центры Кабардино-Балкарии вправе рассчитывать на получение статуса особых курортно-рекреационных зон и, стало быть, на установление льготного инвестиционного режима. Во-вторых, движение капиталов в регионы сегодня стало не намечающейся тенденцией, а свершившимся фактом. И рано или поздно "большие деньги" начнут предметно знакомиться с предложениями по дальнейшему развитию Приэльбрусья и курортной зоны Нальчика, по освоению таких удивительных, но малоизвестных в туристическом мире мест как Долина нарзанов, Верхний Чегем, Верхняя Балкария, целебное озеро Тамбукан, источники Аущигер и Джалы-Су, ущелье Безенги. Не исключено, что заинтересует их и идея создания дендрологического парка "Земля Нартов" в Урванском районе — парк призван стать интереснейшим этнографическим комплексом, представляющим мифы и предания народов республики. Наверняка, появятся и другие проекты, пока существующие лишь в мечтах.

Министр курортов и туризма Кабардино-Балкарии Руслан Фиров — конечно, не Золушка. И вряд ли станет, призывно разводя руками, кричать по белу свету "Добрые люди! А добрые люди?!". Но люди — не знаю, добрые ли, но экономически грамотные и умеющие видеть перспективу — его призыв должны услышать. Уже слышат. Уже услышали.

Сказка о новом ипподроме и российском игропроме

Новый ипподром Нальчика, открывшийся 7 октября 2006 года кубком Elbrus Cup — не совсем новый. Он был построен еще в 1951 году. Но в 2006-м началась его масштабная реконструкция — для приведения всего ипподромного хозяйства в соответствие мировым стандартам. "45 дней строительства с листа, даже при отсутствии проекта" — прозвучало в выступлении Николая Насибова, генерального директора ООО "Кубок Эльбруса". Даже при том, что ипподром открывался с массой недоделок, 45 дней — срок сказочный. (Хотя, что скрывать: на Кавказе что 45 дней, что 450 — результат может быть практически одинаковым). Так что Николай Насибов прав: главное было — запустить процесс 7 октября и продолжить его 22 ноября, на которое назначены следующие скачки. И процесс оказался запущенным: было все — торжественные поздравления, летевшие откуда-то из невидимой выси парашютисты, лошади, мчащиеся к победе, не обращая внимания на помехи, высокие гости, полные трибуны зрителей…

За кадром праздника осталось вот что. Во-первых, Нальчикский ипподром — обладатель самой большой в Европе конюшни, которая единственная в мире построена в виде подковы (и теперь по праву претендует на занесение в Книгу рекордов Гиннеса как "Самая большая конюшня — здание в виде подковы"). Во-вторых, открывался ипподром на фоне закрытия попавших в опалу казино и набирающей силу идеи их полной локализации. Поэтому разговор о грядущем перераспределении потоков в игровой индустрии велся с полным основанием (хотя те, кто занимается скачками, и не относят их к игорному бизнесу как таковому).

Готовясь к реализации нальчикского проекта, Николай Насибов внимательно изучал японский опыт — по его мнению, именно Япония сегодня является самой прогрессивной страной по части скачек. Наверняка в поле зрения главы "Кубка Эльбруса" попали и организационные наработки японцев. Возможно, именно оттуда он привез идею о возрождении в России Национального скакового общества, которое было закрыто в 1917 году, и объединении в сеть шести российских ипподромов — в Москве, Казани, Нальчике, Ростове, Краснодаре и Пятигорске. (Недавно Николаю Насибову было сделано предложение создать ипподром в Санкт-Петербурге, но он отказался, посчитав проект мертворожденным).

Все вышеперечисленные ипподромы — кроме, пожалуй, недавно открытого казанского — нуждаются в серьезных инвестициях для реконструкции. При этом можно не ориентироваться на цифру 300 млн. фунтов — во столько оценивалась реконструкция популярнейшего ипподрома Великобритании Аскот. У себя в России мы обойдемся куда меньшими средствами — если кроме денег из личного фонда президента Кабардино-Балкарии, на которые велись работы в Нальчике, найдутся еще какие-то.

Николай Насибов — тоже не Золушка. И тоже про добрых людей все понимает, поэтому готов разговаривать с ними языком не эмоций, а цифр: представ в обновленном, "сетевом" виде, российская ипподромная шестерка сможет перетянуть до 40% денег, ныне крутящихся в игорном бизнесе.

Сказка об инвестиционных льготах и президентских заботах

Сказочный герой непременно крепок умом и духом. Пожалуй, именно такое впечатление и производит герой нынешней сказки — Президент Кабардино-Балкарии Арсен КАНОКОВ.

Арсен Баширович, что сейчас вы готовы предложить инвесторам, на каких условиях согласны сотрудничать с ними? Есть ли в республике готовые инвестиционные проекты? И каково ваше отношение к участию в зарубежных инвестиционных форумах вроде MIPIM?

— Знаете, все возможные льготы для инвесторов, которые мы могли прописать в налоговом законодательстве, мы прописали — залоговый фонд, правительственные гарантии, освобождение от налога на прибыль (в той части, в какой регион может себе позволить), полное или почти полное освобождение от налога на имущество. Это — первая, налоговая часть преференций.

К тому же, я неоднократно говорил, что надо разработать некий хороший инвестпродукт. У нас в Минэкономики лежат проекты на 8 миллиардов, но все они — сырые, то есть не прописанные детально. А в них должны быть не только экономические расчеты, но и указания, что мы берем на себя все политические риски. Чего сегодня боятся инвесторы? Их главный риск у нас — политический, они боятся нестабильности в Кабардино-Балкарии. Наша задача — развеять их опасения, поэтому я предложил создать Фонд выхода.

За рубежом Exit Fond — обычная практика: в части некоторых рисков государство берет на себя возврат средств инвестору в случае провала проекта. У себя мы хотим создать то же самое, чтобы инвесторы знали — в определенных форс-мажорных обстоятельствах, при возникновении определенных рисков их средства являются возвратными. Да, мера для нас почти крайняя. Но я сам являюсь учредителем одного из крупных московских банков, и этот банк сегодня готов создать "сумму выхода", депонировав деньги (скажем, 100 млн. долларов) на специальный счет. И у инвестора, поверившего в проект, появятся банковские гарантии.

Сегодня инвестиционный климат в республике слабый, поэтому мы просто обязаны предоставлять инвесторам лучшие условия. Мы сами ищем операторов — то есть будем сами ездить по стране и предлагать предпринимателям развивать бизнес именно в Кабардино-Балкарии. Пока кардинально переломить ситуацию мы не смогли, но несколько крупных компаний в нас уже поверили — и это немаловажно. Конечно, в свете этого участие в масштабных международных выставках для нас важно.

Я смотрел, как такая работа ведется у Ткачева (Александр Ткачев — губернатор Краснодарского края — В.М.). Практически, они несколько миллиардов евро получили благодаря договорам, подписанным на выставках. Поэтому я договорился с Ткачевым, что буду перенимать их опыт, изучать наработанные ими механизмы — возможно, путь, который прошли они, нам удастся пройти быстрее.

Понимаете, нужна инвестиционная масса. Когда какое-то количество инвесторов наберется, начнется цепная реакция — и вот тогда мы сломаем нынешнее положение дел. Кстати, те компании, с которыми я работал, в этом году уже вложили порядка полумиллиарда в Кабардино-Балкарию.


Вы не планируете провести в Нальчике масштабный инвестиционный форум — по типу сочинского?

— Конечно, планируем. Первую выставку мы провели на 85-летие республики, на ней были представлены наши ведущие предприятия. Но мы все-таки намерены сначала сформировать свой пакет предложений, чтобы он прошел экспертизу в правительстве и являлся готовым инвестиционным продуктом. И только после этого собирать инвесторов, иначе, пригласив их на неподготовленную почву, можем получить обратный эффект. Я, кстати, всегда подхожу к рассмотрению вопроса так: "Я бы лично вложил деньги в этот или тот проект?".

Возможностей у нас много, и проекты интересные — порой я смотрю на них и удивляюсь: почему бизнес не идет? Я сам финансист, но мне эти проекты нельзя реализовывать по определению, и я официально заявил о том, что ни в один кабардино-балкарский проект моя компания не будет входить. Но будет активно помогать — в частности, через тот же Фонд выхода. Вот такие у нас наработки — может быть, пока и не очень большие.




Вы отметили, что изучали опыт Красной поляны. Применительно к вашим туристическим зонам можно его использовать? И как вы оцениваете этот опыт — как целиком положительный или, с вашей точки зрения, там были допущены просчеты?

— Не очень удобно критиковать, но все-таки, вы знаете, Красная поляна — это с января по апрель месяц. Даже по срокам не сравнить с тем, что имеем мы — у нас сезон гораздо длиннее, можно кататься практически круглый год. Я вообще считаю, что на юге России надо комплексно развивать горнолыжную инфраструктуру, чему может способствовать, в частности, дорога, которая прокладывается сейчас через Карачаево-Черкессию. Хорошо, что начали в Красной поляне, но будущее, как мне кажется, за Домбаем и Приэльбрусьем. Хотя, если благосостояние россиян будет расти, отдыхающих на всех хватит: у них будут свои почитатели и поклонники, у нас — свои.


Краснополянский проект называют "путинским" — роль президента в деле развития курорта общеизвестна. В свете этого — вы не собираетесь заполучить президента на скачки?

— Безусловно, собираюсь! И не только на скачки. К празднованию 450-летия добровольного вхождения Кабарды в состав России мы строим очень много интересных объектов, которые планируем открыть в следующем году, в том числе — Триумфальную арку на въезде в Нальчик, православный собор Марии Магдалины. Заложили мы и аквапарк. Если приедет, в первую очередь, президент, и еще патриарх — для нас это будет огромной поддержкой. Любая встреча с главой государства, его визит в любой субъект федерации — это толчок для развития республики. В ноябре мы ждем Степашина, который будет проводить здесь выездное заседание Счетной палаты, в декабре — представителей Минэкономразвития. Мы готовы оплатить все мероприятия, потому что самое главное для нас — поменять имидж, который, к сожалению, закрепился за Северным Кавказом. Этот имидж не характерен для нас, он нам навязан, но это уже — тема другого разговора.

Когда мы отмечали 400-летие союза Кабарды и России в 1957 году, был роскошный праздник. Для нас эта дата имеет большое, объединяющее значение — ведь в состав России Кабарда вошла одной из первых, и никаких сепаратистских настроений у нас в республике не было и нет. К сожалению, по нескольким случаям начинают в целом оценивать народы Северного Кавказа, а это неправильно. Мы — россияне, и, прежде всего, должны думать о том, что все живем в одном доме. Который и призваны вместе обустраивать.

ДАЙДЖЕСТ НЕДВИЖИМОСТИ | ноябрь 2006 | № 9 (19) | http://www.d-n.ru/

Валерия МОЗГАНОВА
Источник: Дайджест Российской и Зарубежной недвижимости
Добавить в закладки:

Полка журналов 


№10 (117), ДЕКАБРЬ 2016 - ЯНВАРЬ 2017
№10 (117), ДЕКАБРЬ 2016 - ЯНВАРЬ 2017

№9 (116), НОЯБРЬ 2016
№9 (116), НОЯБРЬ 2016

№8 (115), ОКТЯБРЬ 2016
№8 (115), ОКТЯБРЬ 2016