РАСПРОСТРАНЕНИЕ ОБ ИЗДАНИИ РЕКЛАМА АРХИВ КОНТАКТЫ ПАРТНЕРЫ Classified

Логин
Войти
Пароль
Забыли пароль?

Электронная версия журнала:
# 3 (120), Апрель 2017

Посетите сайт журнала
"Дайджест Российской и зарубежной недвижимости"

Электронная версия журнала:
# 2 (119), Март 2017

Электронная версия справочника Кто Есть Кто
на рынке недвижимости
http://kek.ru

Посетите сайт справочника
"Кто Есть Кто и Что по Чём
на рынке недвижимости 2016"

СВЕЖИЙ НОМЕР ДН
Читать ONLINE!


Стоимость новостроек в Москве

Стоимость новостроек в Московской области

СВЕЖИЙ НОМЕР ДН
Читать ONLINE!






Поиск

Частичная или полная перепечатка материалов журнала осуществляется только с разрешения редакции

Байкал включает для инвесторов «зелёный свет»

Иркутская область, озеро Байкал, ИнвестицииОсобые туристско-рекреационные зоны — новинка как для туристического, так и для инвестиционно-строительного рынка России. А появление таких зон на Байкале — просто маленькая революция. Удастся ли "революционно настроенным массам" — федеральным властям, местной администрации, заинтересованным инвесторам — вывести туристический Байкал на новый уровень, избежав при этом катастроф? Каким преобразованиям подвергнется главное озеро России и кому какая роль в этих преобразованиях отводится? На вопросы отвечает заместитель главы администрации Иркутской области Константин ЖАБОТИНСКИЙ.


Константин Анатольевич, длительной ли оказалась процедура принятия решения об организации рядом с Иркутском особой туристско-рекреационной зоны? И сложной ли для вас? Или Байкал "автоматом" был включен в список победителей?

— На самом деле всё было сложно. Решение о создании особых туристско-рекреационных зон (а на дворе тогда стоял сентябрь 2006 года) было для России абсолютным новшеством. Однако сразу же появилось около 30 претендентов, из которых отобрали 7. Среди семерки победителей Сибирь и Дальний Восток представляли две зоны на Байкале — остальные 5 находились в Европейской части России.
Выдержать конкурс более чем один к четырем — не самая простая задача: при отборе соблюдался строгий регламент, к нам предъявлялись серьезные требования. Так что мы проводили нешуточную подготовку — например, отсмотрели 12 территорий, чтобы в итоге определить одну, конкурсную. И все равно: определили, и даже проект защищали по одной территории — Падь Крестовая в поселке Листвянка, где около 350 гектаров земли, а на сегодняшний день дополнительным соглашением утверждена совершенно новая зона, недалеко от Иркутска, площадью примерно 1 590 гектар.

И почему произошла такая замена?

— Изначально предполагалось: тури­стско-рекреационная зона на Байкале должна, собственно, выходить на сам Байкал. А от Листвянки до озера — 2 километра. Когда Герман Греф (тогда — руководитель Минэкономразвития) об этом узнал, то сказал буквально следующее: "Раз уж мы вкладываем серьезные деньги в байкальский проект, раз рассчитываем, что люди будут сюда приезжать, давайте искать зону, в которой воду можно будет видеть прямо из окна отеля". К тому же эти 2 километра в Листвянке заняты частным сектором, весьма разнообразным, надо сказать. И это тоже повлияло на окончательное решение: не ходить же туристам (и нашим, и иностранным) к Байкалу через строительный "шанхай".

Что требовалось от вас для защиты проекта? Какие параметры принимались во внимание?

— Прежде всего требовалось очень тесное взаимодействие с федеральными органами. Ведь предполагается, что порядка 4 миллиардов (а я думаю, что даже больше) — это будут государственные деньги, которые пойдут на развитие инфраструктуры: дороги, связь, электричество, водоотводы и т. д. Во-вторых, помимо собственно подбора территории от нас требовались экономические расчеты, грамотная презентация, обязательный учет экологической составляющей. Последнее для нас было особенно важно, поскольку разговоры, что строительство туристических зон на Байкале приведет к экологическим проблемам, ведутся весьма активно. Мы стоим за то, чтобы развитие туризма соответствовало всем экологическим нормам, и сегодня в обязательном порядке приглашаем в рабочую группу проекта экологов, способных точно сказать: вот это можно, а вот это категорически нельзя. Кстати, в переговорах, связанных с международной программой TASIS, экологи тоже принимают активное участие.
Иркутская область, озеро Байкал, Инвестиции

А от вас требовались какие-то фи­нансовые гарантии?

— Упомянутые 4 миллиарда — это совместный бюджет. Если быть совсем точным, то на тот момент, когда мы подписывали соглашение, это было 4,3 миллиарда, из которых 50% — из федерального бюджета и 50% — из областного и муниципального бюджетов (в соотношении 44,9% областных денег (эти обязательства сегодня уже проговорены) и около 5,1% денег муниципальных).

Экономически организация туристс­ко-рекреационной зоны для вас выгодна? И сразу возникает вопрос: на какую прибыль вы рассчитываете?

— Мы говорим о федеральных деньгах, но ведь одновременно планируем, что после подготовки площадки и сетей придут инвесторы. По первоначальной концепции, по которой мы проводили защиту проекта, предполагалось строительство примерно 25 отелей разного уровня — от 3 до 5 "звезд", бунгало и коттеджей, двух конгресс-центров, SPA-центров и т. д. Сейчас окончательная концепция байкальских зон (вторая расположена в Бурятии) дорабатывается вместе с Федеральным агентством по особым экономическим зонам. И мы рассчитываем, что инвестиционные вложения в нашу зону будут составлять минимум 10 – 12 миллиардов, а исходя из нынешнего развития ситуации — и гораздо больше. Когда проект заработает на полную мощность, то прибыль получат все — и инвесторы, и федеральный и областной бюджеты (в виде налогов и новых рабочих мест).

Вы уже начали работать с инвесторами? Проводили какие-то переговоры? Может быть, кто-то к вам уже обратился?

— Одним из условий выхода на конкурс было предоставление так называемых потенциальных инвесторов, готовых вкладываться в создание зоны. Поэтому на второе полугодие 2006 года в документах уже был прописан объем инвестиций порядка 10 миллиардов, и имелось примерно 7 инвесторов, теоретически "заряженных" на такие капиталовложения. Но в окончательном варианте все, конечно же, зависело бы от концепции.
На сегодняшний день ситуация следующая: во-первых, изменилась сама площадка — теперь это поселок Большое Голоустное; во-вторых, она увеличилась практически в 3 раза: из нынешних 1 590 гектар около 590 занимает лес, который мы трогать не будем, да и законодательство этого не позволяет, а на 1 000 гектарах, полностью свободных от леса, планируется строительство. Изменения произошли буквально в октябре 2007 года, в связи с чем сейчас срочно пересматривается концепция. Думаю, на ее "доведение до ума" Федеральному агентству потребуется около месяца. В Большом Голоустном тоже есть небольшие частные поселения, но есть, повторю, и большая свободная зона, где уже идут работы по инвентаризации, межеванию и постановке земель на кадастровый учет. К слову, Федеральное агентство давно провело конкурс на разработку концепций всех семи зон. Выиграли его несколько компаний, а в частности по Байкалу — Леонтьевский центр из Санкт-Петербурга совместно с одной из австрийских компаний, имеющей мировой опыт организации подобных туристско-рекреационных центров. Впрочем, есть еще один серьезный нюанс. Нюанс этот — закон об охране озера Байкал, согласно которому никакого строительства по границам озера вестись не должно. Так получилось, что этот закон и постановление о создании туристско-рекреационных зон со стороны Иркутска и Бурятии вышли практически параллельно. Налицо явное противоречие, которое сейчас все и пытаются разрешить. Меня, правда, уверили, что до конца года в закон будут внесены соответствующие поправки, касающиеся только наших двух зон. Урегулирование этих моментов (доработка концепции и изменение законодательства) для инвесторов фактически будет означать включение "зеленого света".

А есть вероятность того, что законодательные изменения не пройдут?

— С моей точки зрения, такой опасности нет. Все-таки для Байкала это два мощнейших не федеральных даже, а международных проекта. Сегодняшний, дикий байкальский туризм ничего, кроме обиды, не вызывает: Байкал — общечеловеческое достояние, и заслуживает большего.
Иркутская область, озеро Байкал, Инвестиции

Инвесторы, которые с самого начала готовы были вкладываться в Байкал... Откуда они?

— Частично это иркутские компании, которые занимаются туристическим бизнесом в Иркутской области и знают все местные возможности и особенности. Были и московские крупные туристические компании. Конечно, проявился и зарубежный интерес — в первую очередь со стороны Китая и Японии. Это неудивительно: от нас до Китая — всего 2 часа лёта, а до Москвы — 6.

Туристические компании… Что, не инвестиционно-строительные?

— Я думаю, опираться в создании туристической зоны надо в первую очередь именно на тех, кто разбирается в туристическом бизнесе, а не на тех, кто просто умеет строить. Байкал — особая для туризма территория: загорать здесь еще удается (термометр летом показывает +30 – 35˚С), а вот купаться в озере почти невозможно, средняя летняя температура воды — всего 10 – 12 градусов. Поэтому ориентироваться имеет смысл на экологический, конгрессный или SPA-туризм — сложные сегменты, требующие знания множества деталей.
Тем не менее компании, имеющие опыт отельного строительства, и крупные гостиничные сети наверняка тоже к нам придут. К слову, и "Интурист", и Mariott, и по-моему даже Hyatt уже обозначили свой интерес и рассматривают байкальские проекты для капиталовложений.

Допускает ли концепция организации туристско-рекреационной зоны строительство в ее рамках коммерческого жилья — для продажи?

— Нет. В первую очередь прицел держится все-таки на туризм, и те бунгало и коттеджи, о которых я говорил, будут предназначены для сдачи в аренду. А вот рядом… Насколько мне известно, как только были определены границы зоны в Большом Голоустном, прилегающие территории начали пользоваться огромным вниманием со стороны
потенциальных инвесторов, что вполне объяснимо. Например, дорога от Иркутска до Большого Голоустного — это 120 километров, из которых сегодня заасфальтировано только 35. Благодаря созданию туристско-рекреационной зоны появится полностью "нормальная" трасса. Плюс — будут подведены все коммуникации. Плюс — вдоль дороги планируется построить множество интересных объектов. Плюс — нам потребуется жилье для обслуживающего персонала: из Иркутска за 120 километров не наездишься, поэтому для такого строительства мы будем выделять специальные участки.

Вопрос откуда брать и где селить кадры очень актуален не только для вас. Где собираетесь селить, более-менее понятно. А откуда намерены брать? Все-таки строить предстоит много.

— Много — это одна сторона. Вторая сторона — профессионально. На сегодняшний день эта проблема стоит для Иркутска очень остро, и не только в связи с созданием туристско-рекреационной зоны. В городе только-только начинается строительный бум, и серьезных, высококлассных специалистов в сфере строительства отчаянно не хватает. Что ж — будем приглашать из других регионов, а может даже из-за рубежа, будем стараться предлагать выгодные условия. Строительством на базе бюджетных средств будет заниматься специально созданное ОАО "Особые экономические зоны", филиал которого уже открыт в Иркутске. И оно же будет проводить тендеры для определения компаний-застройщиков. Ну а частные инвесторы, наверное, будут работать со своими, проверенными компаниями.

Каково отношение местных жителей к появлению туристско-рекреационной зоны? В Сочи, к примеру, добрая половина населения активно против происходящих в городе перемен. А что у вас?

— Мы специально выбрали для организации туристического центра совершенно свободный участок: на отведенных 1 000 гектарах (раньше это были земли Госземзапаса) буквально 2 – 3 частных владения, то есть, мы не сталкиваемся с проблемой расселения, изъятия земель и т. п. Фактически это пустырь, но очень красивый пустырь в пойме реки. Если подойти к делу грамотно, то комплекс может получиться просто великолепным.
Правда, есть сам поселок Большой Голоустный — место, можно сказать, историческое, где сегодня проживает, по моей информации, 6 бурятских общин. Они в пойме реки пасут свой скот, поэтому намечающиеся преобразования не могут их не волновать. Мы предполагаем пригласить представителей общин войти в состав рабочей группы, чтобы учесть их пожелания. Может быть, как вариант, выделить им какой-то участок проекта — не для выпаса скота, конечно, а для "продвижения" своей культуры, традиций, народных промыслов. То есть, организовать для них рабочие места — а скот можно пасти в другом месте, если им это вообще понадобится после появления туристической зоны. Но этнографическая составляющая так или иначе обязательно будет заложена в базовую концепцию: нам нужно привлекать туристов, в том числе и "на этнографию", для чего понадобятся консультации местных жителей.
Иркутская область, озеро Байкал, Инвестиции

Будем надеяться, что после Нового года инвесторы валом к вам повалят. С выгодой все ясно, а каковы могут быть риски?

— По нашим оценкам, в радиусе 3 часов полета от будущей туристической зоны проживает миллион человек, если учесть наше соседство с Китаем. Если взять сегодняшнюю статистику, то в течение года Байкал посещают около 300 000 туристов, из них только 11% — иностранцы, около 17% — жители России не из Иркутской области, а все остальные — местные. Такой расклад обусловлен в частности тем, что пока у нас нет нормального аэропорта. Строительство нового аэропорта планируется начать с 2010 году и закончить к 2015. И в бюджет Министерства транспорта на 2008 – 2009 года уже заложены деньги на его проектирование.
Сейчас многие иностранцы даже не рассматривают поездки на Байкал потому, что к нам не летают ни соответствующие авиакомпании, ни соответствующие самолеты, да и сам аэропорт, что называется, "с вопросами". Появится современный аэропорт, который сможет принимать до 2,5 – 3 миллионов пассажиров в год (для сравнения, нынешний обслуживает около 800 000 человек), и главный для инвесторов риск будет снят.
Что касается геологии, сейсмики и т. д., то пока эти изыскания конкретно на территории будущей туристической зоны не велись — это следующий этап. А каких-то других рисков я, честно говоря, не вижу.
Надо отметить, что для инвесторов предусмотрены льготы — в первую очередь, налоговые. Система предоставления льгот фактически уже разработана, и, на мой взгляд, она получилась довольно интересной. Заманиваем, одним словом.

На какое число отдыхающих рассчитан ваш туристический центр?

— На одновременное проживание 10 000 человек. Эта планка была заложена в разработке старой территории, в Листвянке, а теперь, возможно, она немного поднимется. Что же касается обслуживающего персонала, то мы в расчетах принимали цифру до 17 000 человек. Предполагается, что ОАО "Особые экономические зоны" возьмет на себя и решение вопросов управления — например, на конкурсной основе выберет единую для всего комплекса управляющую компанию.

Когда планируется полностью завершить строительство вашего комплекса на Байкале?

— "Под ключ" — к 2026 году. Но строительство и ввод в эксплуатацию будут вестись очередями, поэтому мы предполагаем, что функционировать комплекс начнет уже с 2015 года. А может и раньше — все зависит от скорости принятия решений, в том числе и в Москве.
В данный момент тормозом является не только отсутствие окончательной концепции, закон об охране озера Байкал, но и серьезно ограничивающий вырубку деревьев Лесной кодекс — хотя эта проблема стоит все-таки не перед нами, а прежде всего перед Бурятией. Но наличие леса (причем в данном случае не важно, какой категории) стало еще одной причиной нашего ухода из Крестовой Пади — а то бы мы сейчас дожидались "отдельных постановлений" еще и по лесу.

Планируете ли вы после утверждения концепции проводить широкомасштабные презентации проекта для привлечения в него инвесторов?

— Безусловно, планируем — и в Иркутске, и в Москве, и за рубежом. Уже создан объединенный Наблюдательный совет по Байкальской туристско-рекреационной зоне, в который вошли четыре представителя со стороны Федерального агентства и четыре представителя со стороны администрации области.
В рамках совета будут вырабатываться решения, связанные с продвижением проекта, просмотром потенциальных инвесторов, проведением конкурсов и т. д. Собственно, и сейчас на всех выставках — а в течение этого года мы были на семи — мы презентуем свою туристско-рекреационную зону. Пока — в таком виде, в каком она есть.

Уже можно говорить, что инвесторы проявляют интерес? И есть ли те, кто, по вашим ощущениям, непременно к вам придут?

— Ощущения-то у меня есть. Но пусть определяет конкурс. Ведь может получиться и так, что кто-то — хочет, а кто-то — выиграет.
Беседовала Валерия МОЗГАНОВА
ДАЙДЖЕСТ НЕДВИЖИМОСТИ | декабрь 2007 январь 2008 | № 12/1 (30) | http://www.d-n.ru/
Источник: Дайджест Российской и Зарубежной недвижимости
Добавить в закладки:

Полка журналов 


№10 (117), ДЕКАБРЬ 2016 - ЯНВАРЬ 2017
№10 (117), ДЕКАБРЬ 2016 - ЯНВАРЬ 2017

№9 (116), НОЯБРЬ 2016
№9 (116), НОЯБРЬ 2016

№8 (115), ОКТЯБРЬ 2016
№8 (115), ОКТЯБРЬ 2016